Наш проект


Добро пожаловать в наше сообщество, которое объединено общей целью - рассказать обо всех интересных местах нашего любимого Тамбова.

Если вы посетили интересное тамбовское кафе, ресторан, провели незабываемую ночь в клубе или просто нашли магазин о существовании которого раньше и не подозревали - вы обязательно должны рассказать об этом всем или дать оценку уже добавленным в базу местам Тамбова. Чтобы начать добавлять свои места на наш сайт, необходимо зарегистрироваться.

Новые юзеры

  • WewsAlteste
  • Yhnkplvc
  • nni182disos
  • Fmxbflqn
  • nolanhauseriupebhx

Опрос

Лучшее кафе Тамбова:

Воспоминания о годах проведенных в Тамбове К. В. Островитянова (из книги "Думы о прошлом")

Родился я в семье священника в селе Бычки Тамбовской губернии и уезда. Окружающая обстановка, отсутствие всяких связей с пролетариатом не располагали к восприятию каких-либо революционных идей. Когда теперь я думаю о причинах, толкнувших меня на революционный путь, то прихожу к выводу, что на первое место следует поставить влияние первой русской революции.
Формирование моего мировоззрения непосредственно связано с Тамбовом, где я получил среднее образование сначала в духовном училище, а затем в семинарии. Я поступил в Первое тамбовское духовное училище в августе 1902 года 10-летним мальчиком, а окончил семинарию 20-летним юношей.
Первый приезд в Тамбов ярко запечатлелся в моей памяти. Город находился от Бычков в 55 километрах. Дорога шла через поля и села. Но перед самым Тамбовом, примерно за 15 километров до него, начинался сосновый лес с сыпучими песками. Лошади могли идти только шагом, местами приходилось слезать с телеги. Неожиданно лес кончился и перед нами раскинулась равнина, а на горизонте, на высоком берегу Цны, воз-никла панорама города — высокие здания, утонувшие в зелени садов и бульваров. Выделялась церковь с золотыми куполами, ярко блестевшими в лучах заходящего солнца. Эта картина невольно приводила на память строки из поэмы М. Ю. Лермонтова «Тамбовская казначейша»: «Когда сквозь пелену тумана едва проглядывает Цна, когда лишь куполы собора роскошно золотит Аврора...».
Если хорош Тамбов, когда подъезжаешь к нему со стороны леса, то не менее красивый вид открывается с набережной Тамбова на луга, расстилающиеся на противоположном берегу Цны, и синеющий вдали лес.
Сколько раз мы любовались этим пейзажем из окна семинарии, расположенной на берегу Цны, во время скучных уроков, на которых преподаватели произносили тошнотворные речи и заезженными фразами объясняли, как многозначны теисты священного писания.
Но Тамбов мне дорог не только своими красотами. Именно в этом городе складывалось мое революционное мировоззрение, совершалась большая внутренняя работа по переоценке ценностей.
В Тамбовское духовное училище я поступил религиозно на-строенным мальчиком — сказалось влияние на меня семьи и прежде всего отца. Он был искренне верующим человеком, старался воспитывать детей в духе церковного благочестия, истово, с чувством совершал службы, строго соблюдал посты и верил в чудеса.
Вспоминается характерный случай с моей сестрой Нюрой. После перенесенной ею болезни (как тогда говорили, золотухи) она потеряла зрение в самом раннем возрасте. Я в то время учился в духовном училище. Ее привезли в Тамбов для лечения. Отец первым долгом отслужил молебен в Уткинской церкви. Во время молебна сестра, находившаяся на руках у матери, потянулась в мою сторону. Это было истолковано отцом в том духе, что в результате молебствия она на минуту прозрела.
Отец дал обет, что если Нюра выздоровеет, то мы всей семьей поедем на поклонение чудотворцу Серафиму Саровскому. Сестру показали очень известному в Тамбове врачу Юстову. Он довольно быстро ее вылечил.
Благодаря этому «чудесному» исцелению летом 1904 года вся наша семья совершила путешествие на лошадях в Саровскую пустынь, расположенную примерно в 300 километрах от села Бычки. Кроме членов нашей семьи, с нами поехал мой двоюродный брат Ваня Успенский. У него одна нога, пораженная туберкулезом, не разгибалась в колене. Отец надеялся, что, приложившись к мощам, а вернее, к скелету Серафима Саровского, Ваня может избавиться от своего недуга.
Мы ехали на двух подводах. На одной была сделана кибитка. Мы везли с собой самовар, необходимую посуду и продукты. Редко останавливались на постоялых дворах, а чаще всего прямо на лоне природы, напоминая кочующих цыган.
Для нас, детей, все это было ново и увлекательно. Погода стояла хорошая. Ярко светило солнце. Мы проезжали деревни, города, поля и леса. Каждый день приносил с собой много новых впечатлений. Особенно нас поразили Саровские девственные леса с могучими деревьями.
Отец, прежде всего, отслужил молебен Серафиму Саровскому. Он молил его об исцелении Вани Успенского. Потом начались хождения по святым местам, связанным с именем Саровского чудотворца. Мы побывали в хижине, где он жил, у камня, на котором он молился, увидели дубовый гроб, в котором он лежал, и т. д. Причем верующие, целуя гроб, откусывали от него по щепочке, и он был изгрызен наподобие колоды, из которой кормят лошадей.

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.

Комментарии